Глава 1990 — Все вместе

Глава 1990: Все вместе

Чи Шэн, ты просто скотина. Не забывай, Зиян сказал, что Чжан Жучэнь нужно вернуть живым. Нам будет трудно объяснить, если вы случайно забьете его до смерти.

— Раздался резкий и приятный голос, похожий на жаворонка.

Говорившая была миниатюрной девушкой в фиолетовом, на вид всего 13-14 лет. Ее лицо было нежным и безупречным, выдавая совершенно безобидный темперамент, как у соседской девушки.

Со стороны можно было сказать, что девушка в пурпурном одеянии была очень молода и полна жизненных сил.

Однако глаза ее были чрезвычайно глубоки, так как через них просачивались и не могли быть скрыты превратности времени.

На самом деле, девушка в пурпурном одеянии была старше всех присутствующих и ей было уже 1700 лет.

Если бы кто-то был обманут ее внешностью, они могли бы даже не знать, как они умирают в конце концов.

Пристальный взгляд Чжан Руочэня был прикован к девушке в пурпурном одеянии и мог слабо видеть странную пурпурную Ци, кружащуюся вокруг ее тела, придавая ей вид благородства.

Чжан Жучэнь был очень хорошо знаком с аурой девушки в пурпурном одеянии и чувствовал ее не раз. Она была почти такой же, как аура, выпущенная Святым Царем Цзыяном и Святым Царем Цзыфэном, но была гораздо более мощной по своей природе.

В результате Чжан Жучэнь уже определил личность девушки в пурпурном одеянии. Если он не ошибается, она должна быть бабушкой Святого Царя Цзыяна и Святого Царя Цзыфэна, Цзы Линлуна.

По слухам, Цзы Линьлун чрезвычайно талантлив и, можно сказать, является несравненной элитой, которую можно увидеть только раз в десять тысяч лет в Фане Пурпурного Неба. Она достигла царства Антериора Пути менее чем за пятьсот лет совершенствования. Если бы она захотела, то уже могла бы ворваться в царство Высшей Святости.

Тысячу и двести лет спустя Цзы Линьлун все еще оставался в царстве Переднего Пути. Причина была в том, что она культивировала самое тайное «Священное Писание Пурпурного Императора» Фэйна Пурпурного Неба, которое, по слухам, было одной из тайных техник в рейтинге Божественных техник Тайи. Если бы она успешно культивировала его, то смогла бы сформировать Священное Тело Пурпурного Императора, которое было чрезвычайно мощным.

В Храме Пурпурного Неба уже более десяти тысяч лет не было никого, кто сумел бы довести Священное Писание Пурпурного Императора до полного завершения.

С высшими талантами Цзы Линлун ее будущее должно было быть безграничным, но она рискнула культивировать Священное Писание Пурпурного Императора. Такое мужество определенно было выше всяких обычных людей.

И Чи Шэн, о котором упоминал Цзы Линьлун, тоже не был заурядным персонажем. Он был одним из высших элит крупной фракции в Королевстве Руйя, Фане Башена. Он был личным учеником Башэна, и его сила намного сильнее, чем у Кан Лонга из Клана Юшен. Так что даже когда Чжан Жучэнь убил Цана Намного раньше, Чи Шэн все еще не считал Чжан Жучэня значимым в его глазах.

Там же был и тот Фэн Гудао из Царства Душ. Он был самым коварным и хитрым, но также и храбрым, иначе он не осмелился бы начать тайную атаку на Верховного Святого Никогда Не Бывающего.

Взгляд Чжан Жучэня переместился на чрезвычайно отвратительного вида мужчину. У мужчины была очень большая голова, в два — три раза больше обычной. Его зубы тоже были чрезвычайно выпуклыми, и его губы не могли покрыть их все, совсем не походя на человеческое существо.

Как только он увидел этого человека, в сознании Чжан Жучэня сразу же возник другой человек. Это был космический культиватор Гу Фэн, которого пригласила Фея Тяньчу, когда он вошел в Алтарь Посвящения Божественности. Последний тоже был очень уродлив и очень похож внешне.

Неудивительно, что эти двое, вероятно, принадлежали к одному племени, поскольку оба происходили из Царства Ча.

Фэн Гудао, Чи Шэн, Цзы Линьлун и этот уродливый человек, несомненно, не были пуш-аперами. У каждого из них было более 70 миллионов заповедей святого пути в их телах, и их культивация была непостижима.

«Где Шан Цзыянь? Он хочет избавиться от меня, но почему он не здесь, чтобы сделать это сам?» — холодно спросил Чжан Жучэнь.

— еле слышно произнес Фэн Гудао. «Если ты послушно сдашься, то очень скоро увидишь Зиян.»

«Что? Неужели Шан Цзыянь боится встретиться со мной лицом к лицу?» Чжан Руочэнь усмехнулся.

Фэн Гудао покачал головой и сказал: «Ты все неправильно понял. У Зияна есть более важные дела, и у него нет времени на тебя. Однако он попросил четверых из нас остаться и разобраться с вами, так что он считает, что вы вполне достойны. Но вы действительно сильны, гораздо сильнее, чем мы ожидали. Сначала ты убил Цан Лонга и Янь Ба, а потом убил Му Цзяня, и если мы позволим тебе продолжать расти, от тебя не будет ничего, кроме неприятностей.»

«Мы дадим тебе шанс, выберем одного из нас, чтобы сразиться с тобой.»

Хотя достижения Чжан Жучэня в нескольких предыдущих битвах были чрезвычайно удивительными, этого все же было недостаточно, чтобы напугать их.

В любом случае, все они были лидерами крупного царства, и все они были людьми исключительных талантов, поэтому у них была гордость, которая принадлежала только им.

Более того, они были абсолютно уверены в своих силах.

Поэтому, если бы в этом не было необходимости, они вообще не захотели бы объединяться с другими.

Если захват Чжан Жучэня потребовал, чтобы все четверо сделали согласованный шаг вместе, если эта новость выйдет наружу, не покажется ли вам, что они просто были слишком некомпетентны?

Что же касается Цан Лонга, Янь Ба и Му Цзяня, умирающих на руках Чжан Жучэня, то им было все равно.

Даже если они принадлежали к одной фракции Небесного Царства, было неизбежно, что они будут строить планы друг против друга.

Например, как и Чи Шэн, он представлял Фэйн Башэна и был на самом деле очень рад видеть, что Фэйн Юшен терпит неудачи. Таким образом, статус Фэйна Башена в Царстве Руйя повысится.

«Выбирай быстро, не трать мое время.» — нетерпеливо сказал Чи Шэн.

У него не было терпения Фэн Гудао. Он всегда любил делать все быстро и чисто.

Глаза Чжан Жучэня переместились и скользнули мимо четырех элит по очереди, не выказывая никаких признаков страха, когда он спокойно сказал: «Не теряйте времени, просто приходите все вместе. Я не верю, что Шан Цзыянь не появится, как только я закончу с вами четырьмя.»

«Ха-ха-ха! Дерзкий, ты действительно дерзкий. Интересно, Чжан Жучэнь, дай мне посмотреть, действительно ли у тебя есть капитал, необходимый для такой дерзости.» Уродливый мужчина рассмеялся, его глаза были полны злых намерений.

— безразлично сказал Цзы Линьлун. «Гу Тяньинь, у меня нет возражений, если ты хочешь драться, но позволь мне напомнить тебе, что не стоит недооценивать Чжан Жучэня. Если что-то случится, мы не сможем спасти вас вовремя.»

«Почему? Цзы Линьлун, ты беспокоишься обо мне? Это мне очень льстит, но жаль, что ты меня не интересуешь. Мне нравятся только нежные.» Уродливый человек Гу Тяньинь улыбнулся.

Услышав это, холодный блеск промелькнул в глазах Цзы Линлун, когда ужасающее намерение убийства исходило от ее тела. Больше всего она ненавидела, когда другие называли ее старой.

Почувствовав намерение убить ее, Гу Тяньинь не смог удержаться от хихиканья, но не осмелился продолжать дразнить ее. В конце концов, если бы он действительно разозлил Цзы Линьлуна, все было бы очень неприятно.

«Гу Тяньинь, ты полон дерьма, ты сражаешься или нет? Если нет, тогда позволь мне драться.» — нетерпеливо спросил Чи Шэн.

Гу Тяньинь ничего не сказал, когда в его глазах появилась злая ухмылка, а поток злой Ци вырвался из его тела и бросился на Чжан Жучэня.

Можно было смутно видеть тени, мерцающие внутри злой Ци, как будто злые духи хотели проникнуть в тело Чжан Жучэня.

«Гу Тяньинь, этот парень планирует использовать свои темные искусства, чтобы напрямую контролировать Чжан Жучэня?» — прошептал Чи Шэн.

Гу Тяньинь происходил из древнего темного культа из Царства Ча, с долгим и глубоким наследием и большой коллекцией странного колдовства.

Любой, кто встречает таких людей, как Гу Тяньинь, часто очень настороженно относится к ним.

Несравненно злая сила окутала Чжан Руочэня, но атака была направлена прямо в душу Чжан Руочэня.

Внезапно Чжан Жучэнь почувствовал, что его зрение потемнело, как будто он упал с небес прямо в ад, и его тело стало холодным и онемевшим.

«Хм.»

Чжан Руочэнь издал тяжелое ворчание, когда Боевая Метка Времени и Пространства в центре его брови быстро повернулась, когда появилось множество божественных меток, отпечатанных внутри Моря Ци Божественного Света, высвободив чрезвычайно мощную силу, когда она отбила всю темную силу, пытающуюся проникнуть в его тело.

Это был не первый раз, когда его душа подвергалась нападению, и он уже давно освоил способ борьбы с ним.

Быть пассивным концом атаки никогда не было стилем Чжан Жучэня.

Когда он потряс обеими руками, душа дракона Высшего Святого уровня и душа слона появились, когда все акупунктурные точки на обеих его руках и ладонях открылись одновременно, высвобождая величественный поток святой Ци, когда он наполнил ими Перчатку и Нарукавники своего Бога Огня.

Ужасающее пламя вырвалось из Перчаток и Нарукавников Бога Огня, превратившись в два пылающих облака, когда пространство вокруг них покрылось рябью от палящего жара.

«В Небе Парит Дракон-Слон»

Бесчисленные тени драконов и слонов вырвались из ладони Чжан Жучэня, закрывая ужасающее пламя, выпущенное Перчаткой и Нарукавниками Бога Огня, казалось, пытаясь заполнить все царство.

Рев драконов и слонов сотрясал небо и землю.

БААММ!!

Злобная Ци, устремившаяся к нему, была полностью уничтожена, и в центре его появилась вакуумная зона шириной в десять миль.

Сразу же после этого Чжан Жучэнь мобилизовал почти сто тысяч заповедей истины внутри своего тела, сплавив их в свой удар кулаком, в результате чего сила удара Ладони Праджня Дракона-Слона увеличилась в восемь раз.

БУМ!!

Все тени драконов и слонов стали еще более осязаемыми, когда их аура резко возросла, в результате чего вакуумная зона значительно расширилась, достигнув радиуса в сотни миль.

«Уже культивируя Высокоуровневое Святое Искусство еще до того, как он достигнет кульминации своего Владычества Заповедей, и с Путем Истины, увеличивающим его силу атаки в восемь раз, Чжан Жучэнь, конечно, не прост, но не имеет значения, насколько он силен, он не сможет изменить свою судьбу.» Фэн Гудао слабо улыбнулся.

Сам он был очень силен, и управлять Девятиступенчатым Святым Королем было для него не слишком трудно, но он должен был признать, что Чжан Жучэнь действительно был сильнее его в некоторых отношениях. Ему еще предстояло культивировать высокоуровневое Святое Искусство, и его Путь Истины нигде не сравним с Путем Чжан Жучэня.

Чтобы иметь свой Путь Истины, чтобы увеличить свою силу атаки в восемь раз ниже Верховного Святого, мало кто, даже те божественные ученики Фэйна Истины, действительно могли бы сделать это.

Но именно из-за этого Фэн Гудао все больше и больше интересовался Чжан Жучэнем. Если бы он мог поработить Чжан Жучэня, ценность этого определенно была бы намного больше, чем порабощение Верховного Святого Никогда Не Уходящего.

Более того, он может даже украсть физическое тело Чжан Жучэня. Нужно знать, что Чжан Жучэнь обладал высшим совершенным телосложением и был мастером времени и пространства. Не было никого, кто не хотел бы иметь такое тело.

На какое-то время в глазах Фэн Гудао появился странный блеск, когда он пристально посмотрел на Чжан Жучэня, как будто восхищался совершенным произведением искусства.

У Цзы Линлун тоже был странный блеск в глазах. Если бы она смогла завершить культивацию Священного Писания Пурпурного Императора, она также смогла бы овладеть мощным высокоуровневым Святым Искусством тогда и не будет слабее, чем высокоуровневое Святое Искусство, которое культивировал Чжан Жучэнь.

Прослеживая историю, из всех учеников Фэйна Пурпурного Неба, которые успешно культивировали Священное Писание Пурпурного Императора, ни один из них не был слабаком. Все они были способны достичь вершины силы и даже могли сражаться против Высших Святых Небывалых.

Даже если бы она все еще не была сравнима с Янь Ушэнем или Четырьмя Небесными Царями Небесного Дворца, разница была бы не слишком велика, и разрыв между их силами был бы бесконечно ближе.