Глава 29 — Друг, с которым можно поговорить

Алиса некоторое время молчала, не зная, что сказать. Она не собиралась передумать и отказываться от своих с трудом заработанных денег или просить их о чем-либо.

Она торопилась устроиться на работу, потому что в первую очередь у нее заканчивались деньги. Зачем ей терять еще больше денег, прежде чем она получит должность? Или быть в долгу перед ними?

— Мне нужно идти, — наконец сказала Алиса. Она решила, что больше нечего сказать. Она не давала им денег, и это была единственная причина, по которой они ей позвонили.

Она знала, что это будет не последний случай, когда они это сделают.

— Ты эгоистка, — прошипела ее мать.

Алиса повесила трубку и бросила телефон на кровать. Она потрясла дрожащими руками, пытаясь успокоиться.

Было так много всего, что ей хотелось взять трубку и сказать им, так много невысказанных слов, которых она так и не сказала.

Однако она знала, что ничего хорошего из того, что она их произносит, не выйдет. Она могла бы также держать их при себе.

Она глубоко вдохнула через нос и уговорила себя сесть на кровать и расслабиться. Ей нужно было отпустить все это, но это было так трудно.

Она редко злилась из-за чего-то, но что-то в ее родителях действительно задевало ее за живое. Это сломало ее изнутри, и она не знала, как справиться с этими чувствами.

Ей нужна была отдушина или просто кто-то, с кем можно было бы поговорить, чтобы она не запирала все на ключ. Это не пойдет ей на пользу.

Первым, кто пришел на ум, был Элиас. Он всегда успокаивал ее и помогал сосредоточиться. Он не осуждал ее. Он был полной противоположностью ее родителей.

Но она не хотела беспокоить его. У него были дела поважнее, чем всегда утешать ее, и он, вероятно, все равно был занят.

Ей не нужно было с ним разговаривать. Она могла бы справиться с этим сама. Или она хотела, чтобы она могла.

Алиса закрыла лицо руками. Она чувствовала себя такой безнадежной и бесполезной, будто даже не могла справиться с собой.

Временами она почти убеждала себя, что ее родители были правы насчет нее, что она ничего не добьется, как бы усердно она ни работала.

Ее собственный разум был ее собственным врагом, и он спустился к ней. Но она не должна была быть одна.

Вздохнув, она схватила свой телефон и нажала на контакт Элиаса. Она поднесла телефон к уху, когда он начал звонить.

Она затаила дыхание, ожидая его ответа, надеясь, что он не слишком занят. Она забыла, был ли у него сейчас урок или нет.

«Привет?» Элиас ответил после нескольких гудков.

Алиса сначала замерла. Она надеялась, что он ответит, но не была уверена, что он вообще ответит на ее звонок.

Он застал ее врасплох. Она неловко откашлялась и поздоровалась.

«Привет», — ответила она, прежде чем мысленно погладить себя по лицу. Ее разум представлял собой беспорядочный беспорядок, который ей еще предстояло привести в порядок. Она задавалась вопросом, сможет ли она когда-нибудь, если все когда-нибудь успокоится в ее голове.

«Все в порядке?» — обеспокоенно спросил Элиас.

«Ах, да!» Алиса сказала, притворяясь веселым тоном. Потом она засохла на месте. Это звучало фальшиво, и ей не хотелось продолжать врать. «Нет.»

— Да, я понял, — сказал Элиас. — Хочешь прогуляться и поговорить?

Алисса почувствовала, как уголок ее рта изогнулся в легкой улыбке. Ей нравились их прогулки. Она даже не обратила внимания на то, куда они шли и как долго.

Она жила с ним в своем маленьком мире и не возражала ненадолго сбежать.

«Звучит здорово. Хочешь встретиться у фонтана?» — спросила она, выбрав среднюю точку кампуса.

— Встретимся там в пятнадцать, — ответил Элиас.

— Элиас, — выпалила Алисса его имя прежде, чем он успел повесить трубку.

«Ага?»

— Спасибо, — искренне сказала Алиса. Ей хотелось объяснить ему, как много это значит для нее. До него у нее не было никого, кому она чувствовала бы себя достаточно комфортно, чтобы поделиться этими вещами. Он был для нее убежищем.

«Нет проблем», заверил ее Элиас, прежде чем звонок прервался.

Алисса провела пальцами по волосам, чтобы пригладить пряди, прежде чем соскользнуть с кровати. Она говорила с ним о своей семье, но потом отпускала это. Она не хотела и дальше портить себе дни из-за них. Они того не стоили.

Собрав свои вещи, она поспешила из общежития, желая увидеть его. Чем ближе она подходила к нему, тем ярче ей казалось, словно он уводил ее от тьмы. Лучшего чувства не было, и она надеялась, что он еще долго будет рядом, чтобы освещать ей путь.