Глава 1212: В южном направлении

Ли Циншань спросил: “Если это ловушка, есть ли какой-нибудь способ справиться с ней?”

“У меня в общей сложности три плана: хороший, обычный и плохой. Хороший план состоит в том, чтобы вы немедленно предприняли внезапную атаку на город Сюаньву и потребовали голову Чжан Юньтяня. Одной только Нефритовой Печати Божественного Дракона недостаточно, чтобы остановить твое Безумное Цветочное Лезвие Конца Пути. Обычный план состоит в том, чтобы оттянуть день битвы, чтобы у них закончились запасы провизии и вражеская армия просто рухнула сама на себя. Плохой план состоит в том, чтобы противостоять им в тот день, когда вы столкнетесь с врагом напрямую, а я поведу армию в скрытую атаку. Их моральный дух, естественно, рухнет”.

Гу Яньин мягко и с абсолютной уверенностью взмахнула своим складным веером.

Ли Циншань улыбнулся. “Тогда я выбираю плохой план. На седьмой день двенадцатого месяца я позволю Чжан Юньтяню довести свои силы до предела, прежде чем открыто победить его!”

Вместо этого Гу Яньин покачала головой. “Нет, на самом деле это лучший план. Мы завоюем людей добродетелью и завоюем мир благожелательностью. Мы не будем устраивать резню. Мы уберем только главаря!”

Ли Циншань громко рассмеялся. “Похоже, я всегда был для тебя одноразовым”.

“Разве это не то, чего ты хотел?”

“Хотя все, что произойдет после битвы, будет по-настоящему неприятным. Тебе лучше быть осторожным, когда имеешь с этим дело”.

“Не волнуйся, у меня есть планы”.

Они вдвоем разговаривали так, словно вокруг больше никого не было. Все молчали, как будто они стали частью фона, но они давно привыкли к этому. Даже среди сидящих врожденных мастеров никто из них не верил, что они равны им, не из-за того, насколько высокомерными они были, а потому, что они ясно заметили, что они совершенно разные существа.

Однако, учитывая, что они оба были лидерами, это, несомненно, сэкономило много усилий и беспокойства.

Присутствовали несколько из десяти красавиц. В этот момент они вдруг почувствовали себя довольно опечаленными. Несмотря на их физическую близость, даже родив для него детей, им никогда не удавалось преодолеть такое большое расстояние. Между тем, несмотря на то, что они сидели на противоположных концах стола, они, казалось, стояли бок о бок, лицом к врагу вместе.

Ли Циншань встал, чтобы покинуть собрание. Он открыл дверь, и в комнату ворвался солнечный свет. Он с улыбкой оглянулся назад.

”Все, я исправлю вашу судьбу за вас! «

Судьба!

Это слово ошеломило всех. В частности, прирожденные мастера, которые были квалифицированы для того, чтобы сидеть там, погрузились в свои мысли.

Мировое общество предлагало бесчисленные преимущества, но это также создало для них большие проблемы. За все шестнадцать лет ни одному человеку не удалось подняться, включая двух защитников, которые следовали за королем-героем с самого начала. Первоначально они были способны предпринять попытку давным-давно, но Ли Циншань отговорил их от этого.

Восхождение было не просто отражением молнии скорби. Им тоже пришлось прорваться сквозь оковы мира и столкнуться с испытаниями неосязаемой воли небес. Однако все, что Ли Циншань сделал в этом мире, можно было резюмировать в трех словах—бросив вызов небесам!

Небеса хотели, чтобы он умер, но он изо всех сил старался выжить. Небеса хотели ослабить его, но он постоянно стремился стать сильнее. Небеса хотели, чтобы он находился в полной изоляции, и все же он хотел объединить мир.

Все, кто поддерживал его, также испытывали гнев небесной воли, и именно поэтому северный регион каждый год сталкивался со стихийными бедствиями.

Он мог положиться на перо куньпэна, чтобы вернуться в девять провинций, но его подчиненные, женщины и дети оказались бы в ловушке в этом мире, наслаждаясь жизнью в жалкое столетие. Даже если бы они добрались до десятого уровня врожденного царства, им было бы трудно преодолеть двухсотлетний возраст.

Поскольку проклятые небеса уже бессильны против меня, сейчас самое время дать отпор!

Ли Циншань вышел на солнечный свет. Все встали, провожая короля-героя.

Король — герой примет вызов. На седьмой день двенадцатого месяца они столкнулись бы в пустыне, и только один остался бы в живых.

В первый день двенадцатого месяца мировое общество отправилось в свою кампанию. Простые люди собрались вместе и внимательно следили за ними. Мировое общество не только отказалось набирать людей, но вместо этого отправило людей в разные места, чтобы успокоить простых людей, чтобы они могли спокойно провести зиму, не следуя за ними в бой.

Тем не менее, было еще много людей, которые последовали за ним. Они сказали, что пришли сюда не для того, чтобы сражаться, а для того, чтобы поднять свой боевой дух. За один день они собрали сто тысяч человек.

В основном каждый человек, который практиковал боевые искусства в мире, должен был собраться в городе Сюаньву. Такая великая битва, как эта, случалась раз в тысячелетие.

Гигантская черепаха подняла резиденцию и двинулась вперед под оглушительные возгласы. Армия асура раздвинула толпу и образовала путь.

Все красавицы собрались в резиденции, кроме Ян Мяочжэнь. Все остальные привели с собой своих детей, с восхищением глядя на него. Дети были так взволнованы, что у них все лица покраснели.

На протяжении всей истории кто когда-либо пользовался такой громкой репутацией?

Шестнадцать лет назад кто-нибудь из них представлял, что в будущем у них будет общий муж? Но теперь мне казалось, что в этом есть смысл. Возможно, только женщина, стоявшая прямо перед ним, имела право заставить его оставаться верным до самой смерти, но по прошествии стольких лет они также могли подтвердить, что между ними не существовало никаких особых чувств.

Ли Циншань и Гу Яньин сидели друг перед другом. Гу Яньин улыбнулся. “Как ты себя чувствуешь?”

Ли Циншань сказал: “Это все благодаря вашему усердному руководству в течение последних шестнадцати лет, так что позвольте мне произнести тост!”

Они собрали свои чашки и выпили.

Ли Циншань усмехнулся. “Хотя, в этом нет ничего особенного».

“Правда?”

“Независимо от того, хвалили меня все или оскорбляли все, никогда не было никакой существенной разницы. Я просто следовал зову своего сердца. Хотя, так уж случилось, что я тоже хороший человек”.

“Хороший человек?” Гу Яньин расхохотался и огляделся. “Только это само по себе не то, что сделал бы хороший человек”.

Женщины покраснели и прищелкнули языками.

“Папа, немного выше! Мне кажется, я почти вижу его! — настаивал Тидан.

Ли Циншань, казалось, что-то заметил. Он приподнял занавеску и увидел в толпе У Хуана, а также ребенка на его плечах. Он не мог не кивнуть ему.

Толпа разразилась очередной серией одобрительных возгласов. После небольшого колебания У Хуань кивнул в ответ.

Ли Циншань снова опустил занавеску. Гу Яньин спросил: “Что случилось?”

“Возможно, я не очень хороший человек, но, несмотря на это, видеть людей счастливыми делает меня гораздо веселее, чем видеть их страдающими”.

Тидан крикнул: “Папа, король-герой только что кивнул мне! Король-герой кивал мне!”

Группа прошла через деревню. У Хуан улыбнулся. “Раз уж ты его видела, тогда пойдем домой. Твоя мама почти закончила готовить обед.”

“Да!” Тидан твердо кивнул, прежде чем спросить: “Папа, ты не собираешься последовать за ними и посмотреть? В деревне так много людей, которые уезжают. Они сказали, что хотят постичь некоторые высшие боевые искусства из этой битвы.”

“Я не пойду. Пойдем домой и поедим. Как только мы закончим есть, я научу тебя еще нескольким движениям.”

“Хорошо!”

Они двинулись на юг, пересекли границу северного региона и вошли в центральный регион. Простые люди приветствовали их едой, водой и радостными возгласами.

Имя короля — героя распространилось по миру давным-давно. Тем временем, чтобы собрать свою миллионную армию, Чжан Юньтянь провел широкомасштабную воинскую повинность, забирая и перераспределяя провизию. Его уже все ненавидели. Помимо кланов и сект, которые имели корыстные интересы, все простолюдины с нетерпением ждали того дня, когда король-герой завоюет мир и построит мир, подобный северному региону.

“Король-герой, я Хоу Чжэнь из Эскорта наемников Штормового Ветра! Я давал тебе указания в прошлом!” — энергично крикнул Хоу Чжэнь. Его густая борода уже успела поседеть.

Группа прошла мимо, и его младший ученик спросил: “Учитель, ты действительно давал указания королю-герою в прошлом?”

«конечно. Доброта и справедливость короля-героя не знают границ. Он относится ко всем с вежливостью и вниманием. Ты даже не представляешь, как дружелюбно он относился ко мне! Я даже хотел показать ему дорогу, но он отказался.”

“Ты не боялся обидеть альянс боевых искусств?”

“Этот сукин сын Чжан Юньтянь! Я думаю, что у него осталось не так уж много дней!”

Хоу Чжань был в ярости. Альянс боевых искусств в основном забрал всех из его группы сопровождения. Они также конфисковали большую часть богатства, которое накопили за эти годы.

“Тогда давай поедем в город Сюаньву и тоже посмотрим! Мы можем протянуть руку помощи королю-герою!”

“Пойти на что? Очень легко получить травму. Все, что у меня осталось, — это ты, мой единственный ученик. Если тебя зарубят насмерть, кто позаботится обо мне, когда я состарюсь, и позаботится о моих похоронах?”

Младший ученик подумал: «Но мои старшие братья еще даже не умерли!»

На шестой день двенадцатого месяца Ли Циншань прибыл за пределы города Сюаньву и разбил лагерь для завтрашней решающей битвы!