Глава 845

Глава от пользователя Денис.

После разговора с Дуайтом, Куинн все время задавался вопросом, какая из двух групп подойдет к нему первой. Он даже начал немного беспокоиться, так, как приближался день похорон Короля, но никто еще не связался с ним. Без какой-либо новой информации он также, естественно, воздержался давать ответ рыцарю-вампиру. «Честно говоря, я удивлен, что Брайс до сих пор ничего не предпринял» — удивился Куинн: «Вряд ли он попытается что-то предпринять». Брайс — проблемный вампир, но он также известен тем, что следует правилам. В этом отношении другие лидеры действительно уважают его. К сожалению, это также делает его достойным кандидатом. Лидер, который следует правилам — это тот, кого нынешние лидеры захотят видеть на троне. Если бы были какие-либо доказательства того, что он имеет какое-то отношение к каким-то действиям, выходящим за рамки правил, это значительно уменьшило бы его шансы», — объяснил Винсент. Тем не менее, тревожное чувство Куинна от этого не пропало. Напряжение оставалось, что все будет разрушено, как только будет избран новый Король. Наконец, идя под маскировкой,

наконец, Куинн добрался до внутренней части Второго замка. Было бы быстрее путешествовать, используя его тень, но сейчас Куинн был более осторожен, чем когда-либо. У него была фляга, полная крови, и он не хотел использовать ни одну из своих Теневых клеток. Когда Куинн поднял капюшон, охранник не удивился. На самом деле, он, казалось, уже ждал его и поклонился, затем начал вести в замок. Оглядевшись вокруг, Куинн понял, что здесь определенно было живее, чем у него. Он видел улыбки на лицах, и даже маленькие дети веселились. Это был один из немногих случаев, когда Куинн видел детей в поселении вампиров. Во время их прогулки он также проверил, нет ли какой-либо формы защиты, как у него. Неудивительно, что здесь не было ни башен, ни каких-либо других оборонительных сооружений, не считая стен. С другой стороны, вампиры, которые жили во внутренней области, должны были быть одними из самых сильных членов своей семьи. Несмотря на различия в лидерах, это также не было похоже на то, что нападения друг на друга были обычным делом. Однако Куинн не просто опасался других вампиров. Он знал, что некий могущественный человек придет за ними, вопрос был только в том, когда именно он появится. Войдя в замок, Куинн заметил, что планировка была почти идентична его собственной, вход также вел в большую приемную, и размер самих комнат был таким же. Главными отличиями были все украшения внутри и тот факт, что в этих комнатах было четкое, отчетливое ощущение, что в них живут.

«Мне действительно нужно, чтобы кто-нибудь немного прибрался в нашем замке. Теперь, когда я вижу один из них, наш замок по сравнению с ним пахнет грязными клочьями пыли, и у нас все еще слишком много незанятых комнат с пылью, оружием и фотографиями, которые, должно быть, копились десятилетиями!»

В конце концов, охранник повел Куинна вверх по лестнице, пока они не достигли верхнего этажа. Они остановились перед парой двойных дверей. «Лидер Десятой семьи — Куинн Тален, прибыл!». После того, как его прибытие было объявлено, два вампира изнутри широко распахнули двери… Синди Ча — глава Второй семьи и та, что пригласила Куинна, была с другой стороны, с чашей в руке и улыбкой на губах. На ней было большое черное платье в викторианском стиле, которое выглядело бы уместным на балу.

«Ты определенно выглядишь не так, как в последний раз, когда я тебя видела», — поздоровалась она с Куинном: «Я с нетерпением жду возможности поговорить с тобой с глазу на глаз. В прошлый раз, к сожалению, для этого не было возможности». Осматривая комнату, Куинн узнал много знакомых лиц. Там был Джин Тэлон, глава Четвертой семьи, с которым у него была короткая стычка в подземных туннелях. Хотя он не мог использовать всю силу своих способностей, взрывная кровь, безусловно, была опасна. Затем был один с очень знакомым лицом, что не было совпадением, так как он был отцом одного из его лучших друзей — Ли Сангвайнис. Был также большой вампир, который всегда был покрыт с головы до ног толстыми черными доспехами — Мука Фортуна, Девятый лидер, отвечающий за подземные туннели и заключенных. С двумя другими Куинн лично не встречался. Он знал их только по именам. Самым дальним слева была Санни Кент — глава Пятой семьи, а рядом с ней Дэвид Скаттер — лидер Двенадцатых.

«Как и ожидалось, похоже, что такие вещи не меняются даже сейчас. Лидеры разделены поровну», — жаловался Винсент. Куинн сразу понял, что он имел в виду. Всего было тринадцать семей, так что все приглашенные должны были быть на стороне Синди, другими словами, она получила шесть голосов за себя. Если бы не было кого-то, кто планировал воздержаться, у другой стороны также было бы шесть голосов, а это означает, что голос Куинна будет решающим.

«Альянсы такие же, как и тогда?» — поинтересовался Куинн.

«Не совсем. Очень похоже, но все же с некоторыми изменениями», — ответил Винсент.

«Очень приятно снова встретиться со всеми вами», — ответил Куинн, поклонившись в соответствии с этикетом, прежде чем подойти к свободному месту, на которое его направили. Куинн сначала почувствовал себя немного странно, он мог сказать, что они не только смотрели на него, но и анализировали его. Он мог догадаться, что причиной этого было то, что его запах, должно быть, изменился с прошлого раза.

«Как мальчику удалось стать настоящим лидером вампиров, когда он только недавно превратился в благородного вампира, и то, когда пришёл сюда?» — удивился Джин: «Как быстро он прогрессирует? Нет, я должен больше беспокоиться о том, насколько сильнее он станет, если эта скорость сохранится. Мы должны привлечь его на нашу сторону, иначе в будущем все будет выглядеть ужасно».

«Теперь, когда все собрались, позвольте мне перейти к делу. Ты ведь не возражаешь, Куинн?» — спросила Синди с улыбкой: «Причина, по которой тебя вызвали обратно, заключается в том, что нынешний Король скоро погрузится в свой вечный сон. После того, как это произойдет, будет неделя траура. В течение этого времени каждый лидер должен либо представить свое мнение о том, почему он хочет стать следующим Королем, либо отказаться от права на выдвижение своей кандидатуры. На восьмой день Совет соберется на голосование, чтобы принять решение о выборе следующего Короля, а также своих Королевских Рыцарей-Вампиров. Обычно их было бы двое, но Дуайт решил не сопровождать его величество в его последнем путешествии, так что на этот раз будет выбран только один.…»

По словам Винсента, это было довольно необычно, так как королевские рыцари, как правило, были очень верны к королю. Хотя Куинн знал Дуайта не слишком долго, было достаточно легко понять, насколько он предан Королю. Таким образом, причина, по которой он остался, была совершенно ясна всем.

«Не буду приукрашивать, зачем мы вас сюда привезли. На данный момент, все мы, собравшиеся здесь, решили, что они проголосуют за меня в качестве следующей Королевы. Мы довольны тем, как идут дела, и я действительно не планирую ничего менять после получения моей новой должности. Я уверена, что ты не плох в математике, так что твой голос действительно обеспечил бы мне победу. Другой претендент, который, скорее всего, будет моим конкурентом — это Брайс. Мне не нужно, говорить тебе, что у него уже есть несколько обид на тебя, и он испытывает неприязнь к людям. Конечно, я другая, и все присутствующие здесь лидеры могут это подтвердить. Я лечила тех вампиров из Десятой семьи, когда они получили ранения. Я даже помогла двум твоим союзникам, которых привела Казз, и я намерена продолжать справедливо относиться к Десятой семье. Все, о чем я прошу — это твой голос, когда придет время».

Куинн молчал. Все это звучало великолепно, но, честно говоря, он не слишком хорошо знал Синди. По крайней мере, кто-то должен быть лучше, чем Брайс. Таким было его мнение в данный момент. Тем не менее, ее действия показались слишком высокомерными, как будто она уже ожидала, что Куинн согласится. Для нее все становилось на свои места, и это заставляло его чувствовать себя неловко. А еще было предупреждение от Питера. Его друг был необычайно резок в суждениях о тех, кто мог

причинить вред Куинну.

«Действительно ли в это время следует выбирать нового Короля или Королеву?» — спросил Куинн: «Я имею в виду, что до сих пор не было никаких новостей о том, кто напал на Десятую семью. Однако из того, что мы обнаружили, можно сделать только один логический вывод. Одна из других семей, должно быть, была замешана в этом нападении. Я не слишком хорошо вас знаю, но точно знаю, что я, по крайней мере, раздражал некоторых из сидящих за этим столом», — продолжил, Куинн. Винсент раззадоривал его: «Надави на них еще немного! Мы никогда не узнаем правду, не задав им несколько жестких вопросов!»

Немного нервничая, чтобы сказать это раньше, Куинн решил сказать, что у него на уме: «Например, мы выяснили, что нападение было совершено Кровососом по имени Рова. Разве он не был родом из Второй семьи? И вот, из ниоткуда, я получаю приглашение

приехать сюда, чтобы выбрать тебя как новую Королеву? Это кажется ужасно подозрительным».

Хотя его речь началась хорошо, он начал думать обо всех тех в Десятой, на кого напали, пока его не было, и слова, которые он произнес, были правдой. Рова был из Второй семьи, и именно он убил Десятых, включая Эдварда.