Глава 1013 — Рекомендация о работе

После того, как Ху Сяобай вернулась в свой дом, Ван Юэси удивленно спросил, увидев, что она выглядит не так, как надо: “Что с тобой сейчас не так? Разве я не купил тебе помаду?”

“Дело не в помаде!” Ху Сяобай сказал: “Я просто попросил тебя купить мне немного помады. Почему ты продолжаешь твердить об этом, как будто оказал мне какую-то большую услугу? Я злюсь, потому что, когда я сказал тому молодому человеку по соседству, что порекомендовал бы ему работу, он закончил тем, что сказал мне, что было бы неплохо ничего не делать”

Ван Юэси откусил от своей еды и сказал: “Я бы тоже не хотел ничего делать. Он не ошибается, говоря это.”

”Ты не понимаешь…» Ху Сяобай рассказал об инциденте, когда Ян Сяоцзинь в то утро открыл ларек для продажи персиков.

Ван Юэси был удивлен. ”Но это не имеет к тебе никакого отношения, верно? «

“Разве я просто не обеспокоен тем, что счастье госпожи Сяоцзинь будет отложено, если так пойдет и дальше?” Ху Сяобай вздохнул и сказал: “Она такая милая девушка”.

”Тогда почему бы тебе не представить ее кому-нибудь другому?» — заметил Ван Юэси. “Я не думаю, что они еще женаты».

Ху Сяобай подняла брови. “Как говорится, лучше снести десять храмов, чем разбить пару. Как я могу сеять между ними за их спинами? Что это значит для меня? Сваха Ван? Тот, кто помогал Симэнь Цин встречаться с женщинами? Я не делаю ничего подобного. Хотя у этого молодого человека нет нормальной работы, у них все еще довольно хорошие отношения. Поэтому я хочу, чтобы вы посмотрели, можете ли вы порекомендовать ему работу”.

Выражение лица Ван Юэси снова стало горьким. “Почему ты продолжаешь говорить об этом? Почему бы тебе не пойти и не поддержать мир во всем мире, раз ты такой любопытный?”

“Для этого есть наш будущий командир. Как будто я могу что-то с этим поделать”, — радостно сказал Ху Сяобай, — “Просто скажи, хочешь ты им помочь или нет. В противном случае, наслаждайтесь сном на диване. Ты всегда хвастаешься тем, какой ты замечательный, но когда дело доходит до того, чтобы что-то сделать, ты просто беспомощен!”

Ван Юэси был в растерянности. “Хорошо, хорошо, я поспрашиваю завтра в вестибюле приемной и посмотрю, есть ли какие-нибудь свободные временные должности, чтобы он мог, по крайней мере, работать на более стабильной работе”.

“Вот так-то!” Ху Сяобай просиял. “Я знал, что ты сможешь это сделать. Я пойду и поговорю с Сяоцзинь сегодня вечером и попрошу ее убедить Xiaomi. Хотя этот молодой человек ленив, я не думаю, что он плохой человек”.

“И откуда ты это знаешь?” — рявкнул Ван Юэси.

“Насколько плохим может быть тот, кто всегда читает книги? Утром Сяоцзинь сказал, что на самом деле он вполне способен. Возможно, она говорит правду”, — сказал Ху Сяобай.

“Неважно!” Ван Юэси не хотел продолжать разговор.

Ху Сяобай вдруг кое о чем подумал. “Кстати, разве в крепости не говорили, что будущий командир скоро должен вернуться на Северо-Запад? Почему об этом до сих пор нет никаких новостей?”

“Почему ты беспокоишься о делах будущего командира? Он тебя знает? Я спрашиваю, почему ты всегда обо всем беспокоишься!” — сказал Ван Юэси.

“Я просто хотел посмотреть, что за человек наш будущий командир, хорошо?” Ху Сяобай внезапно стал намного оживленнее. “Посмотри, что написано в этом журнале. Будущий командир нашего Северо-Запада действительно один из самых редких людей в мире. Мне надоело видеть тебя каждый день. Когда наш будущий командир вернется, я обязательно пойду и посмотрю”.

Ван Юэси поперхнулся едой. “Иди посмотри, посмотри, посмотри! Иди и смотри, сколько хочешь! Но никто не будет смотреть на тебя!”

“Миссис Ху говорил о том, чтобы снова порекомендовать мне работу”. Рен Сяосу взял свиное ребрышко и сказал: “Она, конечно, хороший человек, но она просто слишком увлечена тем, чтобы помогать другим. Она, вероятно, начала думать об этом, потому что ей стало жаль тебя, когда она увидела, как ты устанавливаешь стойло.”

“Довольно интересно, что будущий командующий Северо-Западом внезапно стал бездельником в глазах женщин крепости”, — со смехом сказал Ян Сяоцзинь.

“Эй, почему бы тебе не перестать управлять стойлом? В противном случае, кто знает, что эта миссис Ху может подумать дальше?” — сказал Рен Сяосу.

“Так не пойдет. Я нахожу управление ларьком и продажу вещей довольно интересными. Я никогда раньше не зарабатывал денег. Это первый раз, когда я испытал радость от зарабатывания денег”, — сказал Ян Сяоцзинь.

Когда она работала в Консорциуме Ян, у нее не было никаких финансовых проблем, о которых стоило бы беспокоиться. То же самое было и после присоединения к диверсантам. Ян Аньцзин много лет действовал среди мафии и имел развитую разведывательную сеть и систему вознаграждений. Поэтому у диверсантов никогда не было недостатка в финансировании.

В том числе в то время, когда Ян Сяоцзинь посещала школу в городе Лоян, ее ежемесячные расходы на проживание начинались с нескольких десятков тысяч юаней.

Теперь, когда она внезапно начала зарабатывать себе на жизнь, ей это показалось чрезвычайно интересным и приносящим удовлетворение, хотя она прикарманила всего несколько центов до нескольких юаней от продажи персиков.

Честно говоря, Рен Сяосу не могла до конца понять, почему Ян Сяоцзинь так заинтересовалась этой суммой денег, когда это не имело для нее значения, учитывая ее нынешнее состояние.

Ян Сяоцзинь сказал: “Но урожая с персиковых деревьев будет недостаточно для продажи. В конце концов, у нас всего два дерева”.

Это даже прозвучало так, как будто Ян Сяоцзинь сокрушалась, когда говорила это.

Рен Сяосу на мгновение задумался и сказал: “Тогда давайте продавать картофель. Я посажу пять Картофелеуборочных машин на заднем дворе, чтобы тебе было что продавать каждый день. Мы можем использовать сарай, чтобы прикрыть двор, чтобы никто не видел Картофелеуборочных машин. Но перед этим вам придется сделать дополнительный шаг, притворившись, что вы идете на оптовый рынок, расположенный в нескольких километрах отсюда. Только тогда вы сможете объяснить, откуда взялся наш картофель”.

Рен Сяосу чувствовал, что на самом деле это было довольно хлопотно. В конце концов, Ян Сяоцзинь, вероятно, не хотел бы проходить через все эти трудности, притворяясь, что каждый день ходит на оптовый рынок за товарами.

Однако глаза Ян Сяоцзиня загорелись. “Тогда давай сделаем это».

В течение следующих нескольких дней Ян Сяоцзинь взволнованно выходил, чтобы установить стойло. Затем Рен Сяосу сел за стойло и сопровождал ее, читая свои книги.

Заработав немного денег, Ян Сяоцзинь использовал заработанные деньги, чтобы купить свиные ребрышки для Жэнь Сяосу. Она даже приготовила для него секретный рецепт тушеной свинины.

Постепенно все продавцы на рынке узнали, что прибыла молодая пара. Девочка была чрезвычайно прилежной, в то время как мальчик был ленивым.

Все в частном порядке говорили, что так жаль, что такая милая девушка, как она, вышла замуж за такого книжного червя, как он.

По их мнению, Рен Сяосу всегда читал книги каждый день, даже несмотря на то, что он был в ларьке. Он никогда не утруждал себя тем, чтобы помогать управлять стойлом. Всякий раз, когда клиент спрашивал о ценах, Рен Сяосу просто позволял Ян Сяоцзиню справиться с этим.

Для незнакомых людей это выглядело так, как будто Рен Сяосу не заботился о своих средствах к существованию. Они предположили, что он, должно быть, поглупел оттого, что слишком много учился.

Однако Жэнь Сяосу и Ян Сяоцзинь были очень спокойны. Они как будто вообще не замечали вопросительных взглядов.

В конце концов, это все еще был Ху Сяобай, который больше не мог стоять в стороне и наблюдать. В тот вечер после ужина она отправилась на поиски Ян Сяоцзиня и сразу перешла к делу. ”Сяоцзинь, я всегда чувствовала, что вам двоим было бы нехорошо продолжать в том же духе, поэтому я попросила своего мужа найти работу для Люй Сяоми».

Ян Сяоцзинь с любопытством спросил: “Что за работа?”

”Это всего лишь временная должность в вестибюле приемной административного центра крепости». Ху Сяобай сказал: “Хотя это всего лишь временная работа, многие люди не могут получить никакой работы, даже если бы они просили об этом. Можете ли вы поговорить с Xiaomi, чтобы он не продолжал бездельничать дома? Как мужчина, он должен понимать, что ответственность лежит на нем. Как он может позволить такой девушке, как ты, содержать семью?”