ПОБОЧНАЯ ИСТОРИЯ 30

Я вчера завалил математику. На самом деле это были еще 3 главы, а не 4… ? Теперь еще 2 главы.

— Но зачем ты пришел сюда, Буйная Лавина?

Виолент Лавина была ошеломлена вопросом Корделии и подняла голову.

«Почему? Я не могу прийти сюда?»

— Нет, это не так…

На самом деле Корделия спросила по двум причинам.

Во-первых, чтобы спасти Violent Avalanche из неловкой ситуации, а во-вторых, потому что ей было очень любопытно.

Почему Violent Avalanche преследовала их так далеко?

Как она уже сказала, это не значит, что Буйная Лавина не должна приходить сюда.

Было приятно встретиться с ним, потому что у них были отношения в прошлом, поэтому она очень приветствовала его визит.

Но между «Он просто зашедший друг» и «Зачем он пришел?» огромная разница.

Виолент Лавин хорошо жил в диких землях, так почему же он вдруг отправился в графство Байер вместе с Юной?

На вопрос о Корделии Джуд с любопытством посмотрел на Вайолент Лавину.

«В какой-то степени я могу предположить…»

Но, в конце концов, это было просто предположение.

Более того, причина, по которой он догадался, не понравилась Джуду, поэтому он дождался ответа от Буйной Лавины вместо того, чтобы поспешно произнести то, что догадался.

И прошло несколько секунд.

Жестокая Лавина оглянулась на Юну и открыла рот, увидев ее кивок.

«Юна еще не в идеальном состоянии. Изначально она должна была спать не менее 10 лет… нет, 20 лет, но ее заставили проснуться».

Корделия была удивлена ​​его ответом.

«Н-ни за что… Ее состояние ухудшилось из-за нас?»

Потому что именно Джуд и Корделия устроили взрывы.

Увидев бледное лицо Корделии, Юна поспешно покачала головой.

— Нет, это не из-за вас двоих.

— Да, я только что сказал тебе. Изначально она должна была спать гораздо дольше, но проблема заключалась в том, что она проснулась слишком рано. Состояние Синей Вьюги… или Юны не ухудшилось из-за взрывов. Она только что проснулась, прежде чем полностью выздоровела».

«Э-даже так…»

В любом случае, именно из-за Джуда и Корделии у Юны не было выбора, кроме как проснуться раньше.

Но Юна еще раз покачала головой.

«Это не правда. Если бы ты не разбудил меня тогда, я бы больше не встретил Лекса в таком виде. И ты тоже. Более того, вы приняли решение спасти дикие земли, верно? По дороге сюда я слышал много историй от Старейшины Виолент Лавины.

Юна крепко сжала руку Корделии над столом и продолжила тихо говорить.

— Значит, это не твоя вина. Не беспокойтесь об этом. Хорошо?»

— …Да, свекровь.

Корделия слегка кивнула головой, и Юна улыбнулась, как будто ей это действительно нравилось, прежде чем взглянуть на Жестокую Лавину.

«Старейшина Виолент Лавина».

— Хорошо, я продолжу.

Violent Avalanche несколько раз кашлянул и заговорил после того, как несколько раз свесил свои короткие ноги на диван.

«Юна сейчас не в идеальном состоянии. Если она останется в месте, далеком от святилища и не таком холодном… Если она останется в таком месте, как это, она скоро снова станет слабой. Это означает, что ей придется жить в диких землях, пока она полностью не выздоровеет.

«В только что созданном… убежище в диких землях?»

«Да, там ее выздоровление пойдет быстрее. Благодаря собравшимся там диким богам, он стал более могущественным святилищем, чем любое другое когда-либо существовавшее святилище. Золотой Король Драконов тоже там.

После того, как Violent Avalanche ответил на вопрос Джуда, он глубоко вздохнул и повернулся к Юне и всем остальным, прежде чем заговорить.

«Юна проснулась и пришла к нам вскоре после того, как вы вдвоем отправились в место под названием Земля. На самом деле, до этого момента я не знал, что Юна была твоей матерью, или, если быть точным, матерью Джуда. Она просто сказала, что хочет пойти на снежную гору на территории империи… Она хотела поехать в место, где раньше восстанавливала силы, поэтому я проводил ее на снежную гору. Юна только что проснулась, так что не только ее физическая сила, но и ее разум… Честно говоря, ее мыслительных способностей не хватало по сравнению с тем, что было сейчас.

Он не говорил о ней плохо, а просто констатировал факт.

«И мы встретили графа Байера в заснеженной горе. Только тогда Юна полностью восстановила свои мыслительные способности.

Только тогда Violent Avalanche узнала, что «Юна», о которой ранее спрашивал граф Байер, на самом деле была Blue Blizzard.

«Изначально я собирался создать для нее новое убежище в заснеженной горе или вернуть ее голову в дикие земли. Но Юна сказала, что хочет вернуться со своим любимым графом Байером хотя бы раз, так что мы снова отправились в путешествие».

Короче говоря, Violent Avalanche поддерживала Юну, которая во многих отношениях была нестабильна.

Говоря человеческим языком, можно сказать, что он ухаживал за ней, как врач.

Джуд склонил голову в ответ на его продолжительные объяснения, и Корделия тоже вежливо поклонилась.

«Насильственная лавина, большое спасибо».

— Хм, ты мне должен. И… к Песне клинков тоже…

Именно благодаря действиям Джуда и Корделии они смогли выиграть финальную битву в диких землях.

Но до этого именно благодаря благородной жертве Песни Клинка и его племени восточные силы не были уничтожены, когда западные и восточные силы впервые столкнулись на Равнине Снежного Бриза.

Blade Song можно было бы назвать сводным братом Юны или Blue Blizzard, поэтому Violent Avalanche хотели добавить это к чести Blade Song, даже таким образом.

«Песня клинка…»

Корделия поджала губы и тоже подумала о нем.

Они встречались с ним только один раз, и даже тогда они обращались с ним только как с мишенью, чтобы грабить различные предметы, но он определенно был добрым диким богом.

Он был великим героем, спасшим дикие земли.

Поскольку большинство присутствующих здесь участвовали в боях на диких землях, настроение, естественно, стало мрачным.

Затем Юна снова улыбнулась и заговорила с Аделией, как будто пыталась изменить настроение.

— Адель, могу я увидеть твоих детей?

«Да, свекровь. Они наверху. Хотели бы вы увидеть их снова?»

— Да, я хочу их увидеть.

Когда Юна снова улыбнулась, все встали со своих мест.

Violent Avalanche тоже спрыгнула с дивана и начала лидировать, несмотря на то, что не знала дорогу в особняке.

И на втором этаже.

Короткая Буйная Лавина свисала с перил маленькой кроватки, пока он проверял младенцев, которые смотрели на такую ​​Буйную Лавину, как будто они смотрели на медведя из зоопарка.

У восторженной Юны сверкнули глаза, и она спросила, держа Аделию за руку.

«Адель, Адель. Как их зовут? У них уже есть имена?

«Что ж…»

«Что ж? Это имя ребенка?»

«Нет, это не так… Отец сказал, что назовет им имена, но… он уже несколько месяцев думает об этом».

Аделия ответила с неловкой улыбкой, и Юна была удивлена, прежде чем рассмеялась.

— Артур все тот же.

Прошло почти 20 лет, но не для проснувшейся от долгого сна Юны.

Для нее прошло всего два месяца.

Юна на мгновение подумала о графе Чейзе и внезапно улыбнулась, когда повернулась к Джуду и Корделии и спросила.

«А ты?»

«Хм?»

— У тебя еще нет детей?

Корделия покраснела и ничего не смогла сказать на блестящий вопрос, а Джуд откашлялся и ответил.

«Еще нет…»

«Еще нет? Ты еще не хочешь иметь его?»

— Ну, эм…

Джуд обильно вспотел, сам того не осознавая.

Он был самым хитрым и умным в мире перед Корделией, но его противник теперь был грозным.

«У-у нас будет один».

В конце концов Корделия неловко ответила, а Юна переспросила с широкой улыбкой.

«Когда?»

— А?

«Когда?»

— С-скоро?

Сразу после того, как она неосознанно ответила.

— Юна?

Все повернули головы на громкий голос, доносившийся из-за двери. На лице Юны, которая узнала этот голос, появилась широкая улыбка.

«Артур.»

«Юна!»

Граф Чейз хлопнул дверью и появился.

Он увидел Юну, стоящую рядом с графом Байером, и был удивлен, поэтому мгновенно ударил ногой по земле и сократил дистанцию.

«Юна!»

«Артур!»

Юна закричала и прыгнула прямо в большие руки графа Чейза, который обнял ее.

«О, это реально? Юна. Вы вернулись.»

— Я скучал по тебе, Артур.

«Я скучал по тебе тоже.»

Граф Чейз снова крепко обнял Юну, словно не мог в это поверить, и бессознательно вздохнул с облегчением.

Потому что маленькое тело, которое он чувствовал в своих руках, и ее тепло доказывали, что Юна существовала перед ним.

«Ни за что. Ты все тот же, что и тогда».

— Да, и Артур, ты стал красивее, а? Прямо как мой Лекс.

«Я уже стар».

«Нет. Ты все еще красавчик. И даже если ты стар, ты хорошо постарел».

— Тогда спасибо.

Граф Чейз снова широко улыбнулся, но вскоре застыл.

Потому что Джуд, Корделия, Гаэль и Аделия смотрели на него с удивлением.

Это был первый раз, когда его дочери видели графа Чейза так широко улыбающегося.

— Кхм, кхм.

Граф Чейз снова кашлянул и сказал ухмыляющейся Юне, которая все еще смотрела на него.

— Юна, это Эдвард. Ты помнишь?»

Старший сын графа Чейза, Эдвард Чейз, стоял в дверях и подошел по его манящему жесту. Эдвард подошел к Юне и поклонился.

«Прошло много времени с тех пор, как я встретил тебя. Я Эдвард Чейз.

Его приветствие могло быть воспринято дворянами как вежливое, но Юна так не считала.

Для Юны Эдвард был заветным возмутителем спокойствия Аэрис.

«Эд».

Когда Юна раскинула руки и назвала его по прозвищу, Эдвард смутился, но вскоре улыбнулся и обнял ее.

Раньше он был тем, кого обнимали, когда он был маленьким, поэтому это было очень странно, потому что это он обнимал ее сейчас.

«Она напоминает мне мою мать…»

У Эдварда неосознанно заплакали глаза, но он не позволил слезам легко капать, поскольку он был следующим счетом.

Выпустив Юну из рук, он умело изменил выражение лица.

Но это было лишь на короткое время.

Юна моргнула, оглядываясь по сторонам и позади него. Поэтому он не мог не нахмурить брови и не спросить ее.

«Госпожа Юна? В чем дело?

«Эд».

— Да, госпожа Юна.

— У тебя нет жены? Или дети?

Гаэль женат, Аделия замужем, Джуд женат и Корделия замужем, а ты?

Да, а как на счет тебя?

Чистый вопрос без намека на злой умысел.

Вот почему Эдвард был поражен еще больше, и он ответил, сохраняя выражение лица.

«Э-э… ​​я все еще не замужем».

«Хм…»

На ответ Эдварда Юна задумалась и вскоре повернулась к графу Байеру, потянув его за рукав.

— Лекс, Лекс.

— Да, Юна.

«Гаэль и Аделия в отношениях, а Джуд и Корделия в отношениях, верно?»

«Это счастливое событие».

«Да, да. Итак, наши дети и дети Артура женаты друг на друге, верно?

«Вот так.»

— Тогда ничего, если Эд обручится с нашей третьей?

«Простите?»

Последним говорил Эдвард.

Вернее, так думали почти все в этом месте.

«В третьих? Третий?

Граф Байер не смог ответить на вопрос графа Чейза.

Потому что граф Байер тоже был в замешательстве.

— Ю-Юна?

«Третий. Скоро.»

— сказала Юна и положила руки на живот, и только тогда граф Байер понял ситуацию.

И то же самое было со всеми остальными в комнате.

— Кхм, кхм.

Граф Чейз кашлянул.

«Отец?»

Джуд и Гаэль с изумлением посмотрели на графа Байера.

— Э-э-э?

Корделия и Аделия повернулись к Юне.

И еще один человек.

— Я имею в виду, сколько времени прошло с тех пор, как ты снова встретил Юну?..

Violent Avalanche пытался считать дни своими маленькими руками.

Разве это не самое большее два месяца назад? И за это время у вас уже третий ребенок?

Граф Байер смутился устремленным на него сложным взглядам, но рефлекторно указал на один важный факт.

— Кстати, Юна. Вы сказали о помолвке?

«Это дочь. Дочь родится».

Все были удивлены спокойным ответом Юны.

И Эдвард сказал.

«Ой.»

«Что за парень говорит «О»!»

Аделия быстро хлопнула его по затылку, и Эдвард со стоном наклонился, нахмурился и закричал.

«Привет! Хочешь, я тогда скажу «Ни за что»?

«Тем не мение!»

— крикнула Аделия в ответ и поспешно повернулась к Юне.

Корделия помедлила, прежде чем сказать с широкой улыбкой.

«Поздравляю. Свекровь.»

«П-поздравляю».

Все еще шокированный Джуд также поздравил Юну, которая выпятила грудь, пока граф Байер наконец пришел в себя.

Он улыбнулся как дурак и снова обнял Юну.

— Юна, Юна, мое сокровище.

«Дети смотрят».

Так что не сейчас, хорошо?

Граф Чейз усмехнулся, и все остальные громко расхохотались.

И снова последний.

«Это наследственное.»

Он похож на своих сыновей.

Violent Avalanche цокнул языком, но вскоре улыбнулся и захлопал, чтобы поздравить их.

***

Глубокой ночью в округе Байер.

С возвращением графини и известием о том, что скоро родится новый ребенок, в особняке царило праздничное настроение, так что семья и слуги развлекались до поздней ночи.

И сейчас.

Ближе к полуночи.

Стоя в оранжерее и глядя на цветы, Майя медленно обернулась.

Она улыбнулась звуку шагов, которые нарочно позволили себя услышать.

«Молодой мастер.»

«Майя».

Джуд подошел с шалью, которую он накинул на плечи Майи, и Майя молча посмотрела на него.

«Молодой мастер.»

«Майя».

Позвонив еще раз друг другу, они одновременно улыбнулись.

Юна вернулась.

Это определенно было радостно.

Это также было очень хорошо для Джуда.

Но Майя чувствовала себя немного одинокой.

Она прекрасно знала, что у нее не должно быть такого чувства, но то, что она чувствовала себя одинокой, было неизбежно.

Корделия и Юна.

Теперь у Джуда были жена и мать.

Майя больше не была нужна.

«Майя».

— Да, молодой господин.

«Ты помнишь это?»

— Помнишь что?

«Я…»

— Ты говоришь, что женишься на мне, когда станешь взрослой?

— с ухмылкой сказала Майя, а Джуд покраснел и потерял дар речи.

Казалось, он собирался сказать что-то еще, но игривая Майя пронзила его своими словами.

«Лжец».

— М-Майя?

— Ты обещал мне своим мизинцем… Ты все забыл? Я вспомнил, что…”

Когда Майя сказала это, Джуд еще больше покраснел от смущения.

И Майя рассмеялась при виде этого зрелища.

Слуги обычно называли ее Ледяной Принцессой, потому что она редко улыбалась, но перед Джудом она была другой.

Или нет, потому что, казалось, она впервые так смеялась перед Джудом.

«Шучу.»

«Мне жаль.»

— Я действительно шучу.

Сказав это еще раз, Майя протянула руку и погладила Джуда по щеке.

— Ты очень хорошо вырос.

Когда ты стал таким большим?

Маленький ребенок, который едва доставал до моей талии, теперь стал таким большим, что я даже не могу увидеть твоего лица, если не подниму глаза.

«Это все благодаря Майе».

Майя лишь улыбнулась.

«Да, я вырастила барина», — эти слова не сорвались с ее губ.

«Майя».

— Да, молодой господин.

Майя снова посмотрела на Джуда, и Джуд посмотрел прямо ей в глаза.

И он вскоре опять покраснел, но говорил ясным голосом, как будто решился.

«Майя для меня семья. Ты действительно мне как старшая сестра.

Даже если он женится на Корделии, и даже если его мать вернется.

Этот факт не изменился.

Это не изменится.

Джуд снова покраснел и неуклюже улыбнулся.

Он был из тех людей, которые рассказывали Корделии всевозможные истории, не меняя выражения лица, до такой степени, что она подозревала его в том, что он бывший мошенник, но он не мог делать этого в присутствии Майи.

Его бурлящие эмоции, смущение и благодарность могли заставить его сказать лишь несколько слов.

Но этого было достаточно.

Майя тихонько хихикнула и обняла Джуда.

Джуд тоже обнял Майю и улыбнулся.

«Майя».

— Да, молодой господин.

— Спрашиваю на всякий случай.

«Да.»

— Майя… с кем-нибудь встречается?

«Еще нет.»

Но что, если я кого-нибудь увижу?

Как отреагирует Джуд?

Майя на мгновение представила это и вскоре захихикала, а Джуд нахмурился, представив себе это тоже.

Он думал, что это было очень по-детски и эгоистично с его стороны, когда он чувствовал себя серьезно озадаченным при мысли о том, что кто-то еще стоит рядом с Майей.

— Это то, что вы называете сисконом?

Но это было неизбежно.

Потому что это была Майя.

Потому что она была для него очень дорогим человеком.

«Сейчас поздняя ночь. Ты должен пойти и поспать прямо сейчас».

«Да.»

«Теперь мне не нужно читать тебе сказку, не так ли?»

— Может быть, иногда?

Джуд лукаво ответил, и Майя снова хихикнула, прежде чем поклониться ему.

— Я вернусь первым.

— Спокойной ночи, Майя.

— Спокойной ночи, молодой господин.

Майя медленно вышла из оранжереи, а Джуд замер, глядя ей в спину.

И был слышен голос.

«Хнннн… Хнннн…»

Корделия издала странные звуки, когда ее глаза сузились, и Джуд скрестил руки на груди.

— Эй, это Майя, хорошо?

«И все же, хнннн… Хнннн…»

Корделия все еще дразнила его.

Если бы это была не шутка, она бы выпустила в него волшебную ракету.

— Хватит шутить, пошли спать.

— Хннн?

«Если возможно, давай сделаем ребенка».

«Извините меня?»

Джуд обнял Корделию за талию и вместо ответа хитро улыбнулся. Корделия заворчала и фыркнула, прежде чем прислонить голову к руке Джуда.

«Корделия.»

«Почему?»

«Ничего такого. Ты просто нравишься мне.»

«Что вы сказали?»

Но вопреки ее словам, Корделия тоже улыбалась.

Джуд поднял голову и посмотрел на небо.

Он посмотрел на Селену и Элен за стеклянным потолком оранжереи и бессознательно прошептал.

«Для идеального счастливого конца».

«И тогда все будут жить долго и счастливо».

Корделия тихо сказала в ответ и встала на цыпочки. Вскоре Джуд слился губами с Корделией.

«Я тебя люблю.»

«Я тоже тебя люблю.»

Джуд посмотрел на ночное небо и обнял Корделию, которая пряталась в его объятиях.

На их лицах были счастливые улыбки.