Пролог: Неизвестное

Темнота.

Бесконечная тьма повсюду. Что происходит?

Мои глаза были открыты, так почему же я ничего не видел? Это была просто темнота… и боль…

Подожди, Боль?

Ах! Это больно. Болит везде.

Почему мне больно?

Я не ушиблась? Как? И когда?

Последнее, что я помню, это то, как я сидела в классе после школы с другими детьми. И это тоже за задержание.

Так как же я в конце концов ослеп и пострадал? Но, что более важно, на чем я остановился?

Я попытался пошевелиться, но ничего не вышло. Я даже пальцем пошевелить не мог, и это меня чертовски напугало.

Что со мной случилось?

Я попыталась почувствовать свое тело и найти источник боли, но поняла, что это больше не больно.

— А? Неужели это только мое воображение? Или я потерял чувство боли?

Хотя я не мог пошевелиться, я чувствовал, что что-то тяжелое держит меня. Это было странное чувство, как будто все мои конечности были обернуты толстым клеем, делая меня совершенно неподвижным.

Даже если я долго и упорно старался, мое тело никак не реагировало. Это было чрезвычайно нервирующее чувство.

Пространство, в котором я находился, было наполнено успокаивающим теплом, но окружающая темнота заставляла меня задыхаться, и мне было страшно.

Что со мной происходит? На чем я остановился? Что это за место?

Так много вопросов, но нет ответов.

Что это было за чувство боли раньше?

Это была жгучая боль, как будто меня ткнули раскаленной кочергой прямо в середину спины. Слишком живое чувство, чтобы быть чем-то, что я себе представлял.

Мое тело, казалось, прилипло к чему-то и обернулось, как будто я был пакетом. Материальная субстанция вокруг моего тела была также странной в том смысле, что я знал, что она была там, несмотря на то, что я не мог видеть ее или касаться.

Это было странное ощущение замкнутого пространства, темного, но теплого, сгущенного и податливого, но нежного. Это должен был быть какой-то контейнер, пусть и с неестественной неподвижностью.

Если бы я мог двигаться, то попытался бы схватиться за стенки контейнера, чтобы узнать, что это за материал.

Она вела себя неосязаемо, как тонкая мембранная субстанция, которая была скользкой по своей природе. Он, казалось, был на виду, но ускользал от восприятия, как уловка.

Но, как ни странно, я чувствовал, что если бы мог пошевелиться, то легко разорвал бы его на части, как облачко дыма.

Я начал сомневаться.

Что за сдержанность сделала вас настолько неподвижным, что вы даже не могли чувствовать свое собственное тело?

Если бы я лежал на полу, то мог бы почувствовать твердость или холод земли. Сойдет любая сенсация.

Но я ничего не почувствовал. Я ничего не слышал и не мог говорить.

Я почувствовал тревогу и беспокойство. Это было определенно неестественно.

Единственное, что мне пришло в голову,-это сцена из научно-фантастического фильма, где кого-то сажают в большой резервуар с водой, чтобы имитировать смерть и одновременно сохранять состояние тела.

Была ли это сенсорная депривация? Неужели я где-то в чане с жидкостью, и меня тыкают и тыкают? Или я спал в анабиозе, паря в воздухе?

Хотя это было бы круто…

Но еще больше меня удивило то, что, несмотря на потерю чувств, мой разум был чрезвычайно спокоен и ясен.

В нынешних обстоятельствах я никак не мог сохранять такое спокойствие и сохранять его. Что-то еще управляло моим психическим состоянием и не давало мне сойти с ума.

Это откровение привело меня в ужас.

— Черт. Я должна перестать пугать себя и подумать о том, как выбраться из затруднительного положения.

Я успокоился и снова оценил состояние своего тела. Чем больше я наблюдал, тем больше начинал понимать, что все мои чувства были «выключены».

До меня дошло, что таинственное чувство, которое я испытывал, имело смысл только в отсутствие тела. Казалось, только мое сознание осталось плавать в этом пространстве.

Но как это было возможно? Если бы мое тело было уничтожено, я был бы мертв. Но каково же было это ни мертвое, ни живое состояние. Как я оказался в таком положении?

Последнее, что я помню, это то, что я был в своем классе, и следующее, что я был здесь. Что же произошло между ними?

Либо я был в лаборатории каких-то страшных ученых, погруженный в какую-то химическую жидкость.

Или мое тело было в коматозном состоянии.

Или, может быть, я просто умер, и моя душа ждала здесь, чтобы перевоплотиться.

Черт. В какой страшной ситуации я оказался!

Я отказывалась верить, что умерла. Я не могу умереть. Я не хочу умирать.

Остановка. Просто успокойся.

Этому должно было быть логическое объяснение. Я не должна позволять своему разуму буйствовать, воображая сюжеты фильмов ужасов второго сорта.

Было ясно, что меня похитили, а не убили, поскольку я, по сути, «проснулся» в этом странном месте, а не в своей постели.

Теперь возникает вопрос: кто и почему?

У меня не было ни денег, ни видного семейного происхождения. Зачем кому-то понадобилось похищать такую нищую девушку, как я? И что еще важнее, кого они попросят выкуп? У меня не было ни родителей, ни великого благодетеля.

Значит, это не было похищением. Любой похититель потеряет денежный стимул, когда узнает, что я ничего не стою. Тогда меня либо отпустят, либо быстро избавят.

Э-э-э… давайте перейдем к варианту выпуска. Или, еще лучше, я должен бежать, прежде чем они узнают об этом, но с моим нынешним состоянием это было невозможно!

Даже если бы меня «избавили», я все равно надеялся, что меня похитили. Это было лучше, чем любые другие сценарии, затаившиеся на задворках моего сознания.

Что я лежу где-то на земле, истекая кровью на улице от колотой раны. Или прикованный к больничной койке в коме, из которой я никогда не проснусь.

Оба варианта были неудобны с неудовлетворительными результатами! Похищение было бы намного лучше, да.

Так я и думал, пока не вспомнил о двух маленьких детях. И в одно мгновение все мои мысли остановились.